Vinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo Slider

Поиск

Вход на сайт

Комментарии

Николаев Георгий

Николаев Георгий Степанович

Интервьюеры: Юлия Апанасенко (Украина), Bianca Tone (Austria)

Меня зовут Николаев Георгий Степанович. Я родился 16 сентября 1923. На данный момент я проживаю в городе Константиновка Донецкой области. Родился в селе Терновка в 7 километрах от Николаева. До войны я жил в маленькой деревне, где все знали друг друга. Когда мне было 16, я работал на обувной фабрике в Николаеве. Одной из наших задач было изготовление обуви для военных. Одним утром нас и других работников завода должны были отправить на Уралмаш. Но пока мы добрались до порта, немцы начали бомбить город, все было разрушено. Когда я и другие работники вернулись на завод, там уже никого не было. У меня не было выбора, поэтому я вернулся домой и находился там несколько дней. В мае 1942 года группа из нашего села была отправлена в Германию. Отправили нас из Терновки в Николаев, потом с Николаева Koenigsberg. Сразу по приезду в Германию к нам подошёл мужчина и купил 50 человек из нашей группы. Я хотел остаться с друзьями и людьми, которых знал, но получилось так, что нас разделили. Тогда я не знал, что их больше никогда не увижу. Покупатель привёз меня и еще 49 человек в место Kabelbudel. Там мы находились с 1942 по 1943 год. Наша работа заключалась в строительстве железной дороги. Мы должны были планировать землю, носили рельсы, шпалы. После того, как строительство дороги закончилось, нас привезли в город Wallenstein, работа оставалась такой же. В Duisburg и Essen мы очищали дороги от грязи, которая была на них из-за строительства подземных бункеров. После нас привезли в Hamburg, где я работал до конца войны. Мои впечатления о Германии были плохими с самого начала, но в тоже время не все немцы были плохими, а русские хорошими. Были местные жители, которые приносили нам еду, в основном бутерброды. Для них это было большим риском, но люди были благодарны нам за строительство бункеров. Мы жили в бараках в одном из металлургических районов. В каждом бараке жило по 50 человек. В каждой комнате стояло по 5 трёх ярусных кроватей. Они были деревянными с бумажной натяжкой. Работали от заката до рассвета. Жизнь была тяжелой, скрывать не буду. Кормили нас отвратительно: шпинатом, соей, брюквой. Мы голодали очень. У нас не было возможности потратить 2-5 марок, которые нам давали, потому что мы работали целый день. Также нам нельзя было выходить за пределы лагеря. Нам приходилось работать даже по выходным. Ко всем работникам относились одинаково. Немцы не обращали внимания на национальность. Даже когда война подходила, а концу, немцы не изменили свое отношение к нам. Об окончание войны мы узнали из того, что сами же немцы начали говорить «Deutschland kaput». Нас освободили американцы. Они создали один большой лагерь из всех маленьких, чтоб было легче, заботится о нас. Там было около 7000 людей. Кормили нас отлично. Там я пробыл около месяца, вместе с ребятами из лагеря. А потом приехал Жуков, сам приехал и организовано отправил нас в Польшу на поезде. Там нас проверили, и КГБ и полиция, что б убедится, что я никого не убивал и что я не шпион. А потом нас отправили через Москву в армию в Ленинград.

25 февраля 1947 года я демобилизировался из армии и приехал домой. Ну, я постучал в дверь, а там мама выглядывает в щелочку, а потом упала в обморок, а я ей говорю: «Мама, это я!». Вышли потом на улицу и сестра и брат. Были очень рады меня видеть. Жизнь была тяжелой, скрывать не буду. Нашел работу на заводе, а потом меня завербовали вместе с друзьями на Донбасс, в Константиновку. Здесь работал на заводе до пенсии, женился, три сына у меня было, один умер уже вот как 4 года назад. Положительные моменты во время войны Один единственный момент был, когда нас уже в Западную Германию перегоняли в вагонах. То на вокзале кирха была большая, так с правой стороны вокзал, а с левой трубы большие. Трубы те дымят, значит людей там жгут, а нам немец говорит, что мы там работать будем. И тут началась бомбежка, команда подается на запад. Вот так мы и спаслись от смерти. Ваше отношение к войне Война… Известно, что это горе. Не только для меня, но для всего народа. Нужно чтоб все народы изменили характеры свои, что б вспомнили, сколько людей было уничтожено. Сколько горя, сколько беды всему миру. Это страшное дело. И я хотел бы напоследок сказать, что б весь народ постепенно договаривался и отказался от оружия.

 

 




Константиновский городской краеведческий музей Copyright © 2014
Все права защищены. Копирование материалов с указанием автора и активной ссылкой на сайт
Перепечатка материалов сайта без указания авторства строго воспрещается.