Vinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo Slider

Поиск

Вход на сайт

Комментарии

Бащинская Инна

Бащинская Инна Иосифовна
Интервьюеры: Инна Романова (Россия), Sigrid Rischer (Austria)
9 августа 2010 г.
Инна Иосифовна Бащинская (Люлевич) 08.06.1926 г.
 
- Не могли ли бы рассказать о своей семье?
Я родилась в Константиновке, жили мы на Тбилисской улице. Отец нас бросил, я жила с мамой и братом (младше на 3 года), они остались при немцах, а меня забрали. У нас была хорошая семья, у мамы было 5 сестер, они нам помогали. Мама работала, ходила по селам, меняла вещи на еду, но была малограмотная. Брат (12 лет) работал на немцев, и когда сдыхала лошадь нам давали это мясо. Это были сложные времена. Потом меня забрали, для всех для нас эта разлука была очень сложной, когда я вернулась в июне 1945 г. мама сказала, что не было ни дня, чтобы не плакала.
- Когда немцы вошли в город, где Вы были в это время? Что вы помните?
Каждый старался поддержать друг друга без разницы какой национальности были люди. Когда немцы вошли в город, я была дома. Мы жили на холме, поэтому я ничего не видела. Конечно страшно было, бомбили, я же еще девочка была, мне было 15 лет. Мы любили Сталина и сейчас его вспоминаем. Он нас не бросил, был все это время в Москве, никуда не убежал, поддерживал нас и солдаты сражались за него
- Отправились ли Вы в Германию по собственной инициативе или вас принудили? Расскажите о Вашем приезде в Германию.
11 апреля нам сказали, что мы поедем в Днепропетровск работать в колхозе на 2 недели, но оказалось, что мы едем Германию. Мы ехали на поезде 9 дней, спали на соломе на полу, нам не давали еды. Если кто хотел сбежать их расстреливали. По приезде в Германию мы были выстроены в линию как овец, что бы нас выбрали хозяева заводов. На заводе работали примерно по 350 человек. Когда выбрали меня, я попросила, чтобы мою подругу тоже взяли. В начале я работала 2 года на фабрике Закфабрик, где производили мешки. Рабочий день составлял 12 часов, не помню чтобы были выходные. Хозяин был хороший, никто над нами не издевался. Условия были неплохими не говоря о еде. Кормили брюквой, однажды нам дали суп с головастиками, французы ели, но мы не могли, мы начали ругаться, и этого больше не повторялось. Когда мы приехали у нас ничего не было. Только синие спецовки, брюки и одеяла. Зимой мы накрывались одеялами, выглядели как пугало, на ногах были пантолеты на деревянной подошве и когда мы шли по улице стоял ужасный шум.
Когда американцы бомбили Биефельд, если взрывались фабрики, мы собирали части тел (рассказывает Инна Иосифовна плача). Там я познакомилась с одной немкой, она тоже работала на заводе, она была очень добра и хотела, чтобы я осталась в Германии. У неё не было детей и она относилась ко мне как к дочери. Она забирала меня к себе каждую субботу на велосипеде, договаривалась полицаем и видно было, что она ему платила. Она говорила: «Оставайся, это будет все твое!» Затем нас перевели на машиностроительный завод «Гомзель». Условия были намного хуже, чем на предыдущей фабрике. Хозяин был настоящий фашист. По рекомендации Лиды Горбуновой мы с подругой сбежали и поехали в г. Лемза, затем в Фосгайд к одной знакомой немке Эльзе. Подруга Милечка была тоже из Константиновки, с ней встретиись уже после войны здесь. Мы жили в разных семьях. Я всем говорила имя мамы, т.к. сбежавшие были в розыске. Хозяин Вальтер Фулябе и его семья оказались хорошими людьми, давали одежду, поэтому я была чистая и аккуратная. Они мне доверяли. У них была дочь, и однажды в 12 часов ночи она прибежала ко мне и сказала, что по радио передают русскую песню «Широка страна моя родная». Даже сейчас я рассказываю и у меня мурашки по телу бегут.
-Думали ли Вы остаться в Германии после освобождения?
Нет, я ужасно скучала по маме и брату, у нас была хорошая семья. Меня оставляла хозяйка, хотела отдать замуж за своего сына. Я была очень предана Родине.
- Как вы вернулись назад?
Когда мы ехали обратно, кто-то хотел устроить столкновение поездов, только благодаря машинисту мы остались живы.
- Что изменилось в Константиновке после войны? Был ли ваш дом разрушен? Нашли ли Вы своих родственников, друзей?
Всё было разрушено и наш дом тоже, но папа построил маленький домик одна комната и кухня, где жили мама и брат. Отец погиб. Мама работала на стекольном заводе, куда и я устроилась после техникума. Брат закончил мореходное училище и получил высшее образование в Мариуполе. Вышла замуж в 1949. Первый муж, Федя, был очень образован. 32 года проработал председателем завкома. В 1999 он умер, я вышла замуж по его просьбе. Он любил меня очень, на руках носил. Всю жизнь я проработала на хороших работах, меня везде уважали.
- Какой совет Вы можете дать следующим поколением, что бы такое больше не повторялось?
Любить и помогать друг другу. А то все как звери и дети как звери.
 
 



Константиновский городской краеведческий музей Copyright © 2014
Все права защищены. Копирование материалов с указанием автора и активной ссылкой на сайт
Перепечатка материалов сайта без указания авторства строго воспрещается.